Вcпомогательная инструкция:

для увеличения (или уменьшения) размера шрифта-
можете нажать на клавиатуре кнопку Ctrl,
потом, не отрывая пальца, второй рукой нажимаете
кнопку со знаком "плюс" (+).
При желании уменьшить шрифт - тот же
процесс, но вместо плюса нажимаете "минус" (-).

среда, 20 июля 2011 г.

Педагогоческие находки чУдных и чуднЫх учителей.

Из книги Кэндзиро  Хайтани(номиновался на премию Анднрсена),из его книги "Взгляд кролика" - я решил перепечатать кое-что из опыта персонажей-учителей.
1)

Шёл урок рисования.
...На странице под надписью
"Рисуем в ряд"
помещался детский рисунок-
нарисованные в один ряд полтора
десятка красных крабов.
-Ну что,хороший рисунок?-спросил Адачи(имя учителя).
-Не-ет,-хором ответили дети.
...-А что в нём не так?
...(девочка Харуко)-Они все одинаковые.Это плохо.
-Постарайся поточнее объяснить,Харуко.
-Ну,все эти крабы одной формы.И одного цвета.
Так неинтересно,сэнсей(уважительное обращение ко взрослому)
-Вот как...-сказал Адачи и вызвал следующего ребёнка.
-Крабы ведь живые.А тут они нарисованы,как яблоки,или мандарины,выстроились в ряд.Так не бывает.Надо нарисовать,как смешно они ползают.
-Вот как...-снова сказал Адачи.
Было непонятно,согласен он с детьми,или нет.

2)

Он продолжал вызывать учеников одного за другим.
Котани-сэнсей(присутствующая молодая учительница)
была поражена.Она не ожидала от ВТОРОКЛАССНИКОВ
такой разумной критики.
-Ну,кажется,вас ничему учить не нужно,вы и без меня сами всё знаете,-сказал Адачи-сэнсей.-Я,пожалуй,тут прилягу и немного посплю.
-Вам же зарплату платят.Нечего халтурить!Давайте учите нас как следует,-сказал мальчик с первой парты,и все засмеялись.
Обстановка в классе была самая непринуждённая.Похоже,что Адачи обладал каким-то особым талантом.Дети души в нём не чаяли.

3)

Он вызвал к доске троих учеников и поручил каждому из них нарисовать краба.
-Хорошо,-сказал он,когда те выполнили задание.-А кто сможет нарисовать краба,непохожего ни на одного из этих трёх?
К доске вызвались ещё несколько учеников.
Постепенно доска от края до края покрылась крабами.
Все они были разные,непохожие один на другого.
Разумеется,это было гораздо интереснее,чем рисунок из
учебника.

-Вот видите,если не обезьянничать,то каждый  может нарисовать отличного краба!- с этими словами Адачи-сэнсей стёр всё с доски.

-Крабы бывают всякие:
пухлые,
тощие,
капризные
и избалованные.
Бывают такие,которые от мамы и папы
ни на шаг не отойдут.
Бывают крабы-драчуны
и крабы-забияки.
Есть и те,кому частенько попадает
за то,что они таскают без спросу сладости.

Конечно,Адачи имел в виду не крабов,
а своих учеников.Они это поняли и немного
смутились.Но только самую малость.

-Вот вам сегодняшнее задание.
Можете нарисовать любого краба,
какого хотите,но только так,чтоб вы
смогли объяснить мне,что он делает.
Понятно?-Тогда вперёд!

4)

Ещё раньше,когда дети обсуждали
расположение крабов на рисунке в учебнике,
они высказали много интересных идей.
Один мальчик предложил сделать СПИРАЛЬ ИЗ КРАБОВ.
Правда,Адачи заметил,что это довольно банально.
Другие предлагали нарисовать вид сверху на арену,
где КРАБЫ УПРАЖНЯЮТСЯ В БОРЬБЕ СУМО,
ИЛИ ДАЮТ ЦИРКОВОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ.

Эти второклашки были порою грубоваты,
но зато вели себя искренне и непосредственно.

"Интересно,а если во время урока кто-нибудь
захочет забраться ему на плечи,-думала Котани-сэнсей,-
что он будет делать?"
Дети начали рисовать и скоро она получила ответ
на свой невысказанный вопрос.
Один из учеников подошёл к Адачи с рисунком
и спросил:хорошо ли у него получилось?

-Твой рисунок,сам и решай,получилось,или нет,-
холодно ответил ему Адачи.Значит,он не всегда идёт
на поводу у детей.Если надо,может и одёрнуть.
5)

Вот ещё один мальчик отправился со своим рисунком
к учительскому столу.Котани-сэнсей внимательно
следила,что будет дальше.Прогонит ли его Адачи,или нет?
-Я хочу нарисовать КРАБИКОВ ВИДЕ ПУЗЫРЬКОВ.Чтобы
ОНИ БЫЛИ ГОЛУБЫЕ И БЕЛЫЕ,-сказал он,вопросительно глядя на учителя.

-Отличная идея,-благосклонно ответил Адачи.-Постарайся,
чтобы пузырьки были как можно меньше по размеру.

"Теперь понятно,-подумала Котани-сэнсей.-Для
Адачи главное,чтобы ребёнок ПРИДУМАЛ ЧТО-НИБУДЬ
САМОСТОЯТЕЛЬНО.В  таком случае он готов помочь
и дать совет."
_____________
НА СЛЕДУЮЩЕМ УРОКЕ ДЕТИ УЧИЛИСЬ ПИСАТЬ СОЧИНЕНИЯ.

1)

На следующем уроке дети учились писать сочинения.
Для учителей это был один из самых сложных предметов,
так что посмотреть на урок Адачи
пришло человек десять преподавателей.
Они расположились вдоль задней стены.
Ота-сэнсей и Орихаши-сэнсей время
от времени что-то записывали в свои тетради.

Эта уйма гостей, похоже, ничуть не смущала второклашек —
дети как ни в чем не бывало сидели
за партами и слушали любимого учителя.

— Ну что ж, сейчас я вам сделаю предложение,
от которого трудно отказаться, — начал Адачи,
словно продавец, завлекающий покупателей. —
Научу вас писать хорошие сочинения
одним махом и без лишних мучений.

— Обманщик. А кто говорил,
что чтобы написать хорошее сочинение,
нужно помучиться?! — сказал кто-то из учеников.
Застенчивостью в этом классе явно никто не страдал.

— Конечно, нужно помучиться.
Поэтому-то я и говорю, что от моего
предложения вам будет трудно отказаться.

Ясно?

2)

— Хорошо, что к нам сегодня столько учителей пришло.
Если бы не они, вы бы нам ничего не рассказали.

— Что-о? Какие еще учителя? Эта вот кучка сопляков?
Нет, они здесь вообще ни при чем.

Вот так Котани-сэнсей и все остальные учителя
оказались зачислены в разряд сопляков.
Дети засмеялись и начали сочувственно
оглядываться на гостей.
Те вымученно улыбались.

— Итак, я потратил много лет,
чтобы овладеть мастерством,
секреты которого я открою вам сегодня, —
теперь Адачи говорил, как бродячий иллюзионист. —
По правде говоря, я бы предпочел этого не делать,
но вы все такие замечательные, что,
скрепя сердце, я делюсь с вами своим драгоценным знанием.
Оно поможет вам не только научиться
одной левой писать отличные сочинения,
но и на раз оценивать сочинения других.
И всему этому, о счастливцы, я научу вас даром!

Второклассники они и есть второклассники —
зачарованные речью Адачи, дети слушали его, раскрыв рты.

Обычно во время урока всегда кто-нибудь болтает,
отвлекается сам и отвлекает других, мешая учителю работать.
Любой школьный учитель так или
иначе сталкивался с этой проблемой.
Но в классе Адачи этой проблемы не существовало.

— В сочинении плохие парни живут бок о бок с хорошими.
Все что нам нужно сделать —
это найти плохих парней и вытолкать их взашей.
Тогда у нас получится хорошее сочинение.
Все очень просто.

3)

Адачи раздал детям примеры сочинений.

— Кенжи, прочти-ка нам самое первое сочинение.

— "Я встаю в семь утра. Каждый день
хожу на занятие по подготовке к школьной спартакиаде.
Сегодня мама взяла меня с собой в магазин за покупками.
Папа вернулся домой в полдевятого вечера.
Мы посмотрели телевизор и легли спать".

Кенжи закончил читать, и все засмеялись.
Дети чувствовали, что это сочинение никуда не годится.

— Акира, читай следующее сочинение.

— "Я шел из школы и увидел, как в одном
месте на дороге туда-сюда ездит
бульдозер и что-то чинит. Я решил на него посмотреть и,
пока смотрел, вдруг подумал, что если он меня задавит,
то я стану плоским, как лепешка.
Потом бульдозер остановился.
Я потрогал дорогу ногой в том месте —
она была горячая.
Я так и не понял, почему.
Там не было никаких электрошнуров.
Очень странно".

— Ну вот, а теперь я вам объясню,
кто у нас плохие парни, а кто хорошие.
Прочистите уши и слушайте меня хорошенько.

4)

С этими словами Адачи написал на доске в столбик:

— то, что я сделал

— то, что я увидел

— то, что я почувствовал

— то, что я подумал

— то, что я сказал

— то, что я услышал

— другое


5)

Напротив первой строчки он поставил жирный крестик.
А напротив всех остальных — галочки.

— Адачи-сэнсей, значит, "то, что я сделал" —
и есть плохой парень? —
не выдержал один из учеников.

— Вот именно, — внушительно сказал Адачи. —
А теперь давайте еще раз посмотрим
на первое сочинение, которое вас так насмешило.
"Я встаю в семь утра" — это "то, что я сделал",
"то, что я увидел" или "то, что я подумал"?

— То, что я сделал! — хором ответили дети.

— Значит, мы нашли плохого парня.
Ставьте ему крестик.

Дети радостно нарисовали крестик.

— Дальше: "Каждый день хожу на занятие
по подготовке к школьной спартакиаде".
Это у нас кто?

— Это плохой парень! Потому что опять "то, что я сделал".

— Ну, значит, и ему крестик. "Мама взяла меня с собой в магазин"?

— Плохой, плохой!

Адачи-сэнсей помолчал, давая детям возможность немного пошуметь.

В итоге все предложения
в первом сочинении получили по крестику. 
Дети были поражены.

6)

— Вы же сказали, что если выкинуть плохих парней,
то получится хорошее сочинение.
Но если их выкинуть, то от этого
сочинения ничего не останется!

— Поэтому такие сочинения писать не надо.
Сколько бы вы предложений ни написали,
все равно их все надо будет выкидывать.
Чем писать такое, уж лучше остаться
дома и выспаться как следует.

Дети захохотали.

Во втором сочинении все предложения
получили по галочке.
Казуо, так звали мальчика,
который его написал, ужасно обрадовался.
До этого он сидел как на иголках —
все боялся, что сочинение окажется плохим.

— Есть еще одна очень важная вещь.
Постарайтесь ее запомнить. Бывают хорошие люди,
а бывают плохие. Но если бы не было плохих,
то никто бы не знал про хороших, что они хорошие.
Так и в сочинении — если будут только хорошие парни,
получится неинтересно. Поэтому,
чтобы написать интересное сочинение,
надо оставить в нем пару-тройку плохих парней.


7)

Адачи знает свое дело. Ведь если в тексте
не останется ни одного предложения типа "то,
что я сделал", сочинение вообще может не получиться,
и об этом детей надо предупредить заранее.

— В сочинении сразу видно, кто плохой, а кто хороший.
Но в жизни все не так просто.
Кто-то кажется нам хорошим,
а оказывается плохим. Кто-то, наоборот,
хороший, но все думают о нем плохо… —
в реплике Адачи прозвучал сарказм,
явно рассчитанный на присутствующих учителей.

Орихаши-сэнсей не сдержался и хохотнул.
****************************************************************

ДАЛЕЕ.
1)

В этой главе описывается открытый урок,
который молодая учительница
Фуми Котани (её по японской
традиции называют Котани-сэнсей)
даёт для своих коллег.
Это первый открытый урок
в её педагогической жизни,
поэтому она очень волнуется.
Тема для урока выбрана сложная —
обучение письменной речи, сочинению.
А первоклашки ещё мало чего умеют.
Среди них есть и те, кому
ни разу пока не удавалось
что-то связно сформулировать на бумаге.
Один из них — Тэцудзо,
вечно молчащий странный ребёнок,
с которым почти невозможно
наладить контакт...
-----

Взгляд кролика
Глава 21. И у меня защипало в сердце
2)

Котани-сэнсей написала на доске:
«Что это?», потом повернулась
к классу и сказала:

— Тема сегодняшнего урока — «Что это?».

— Что это ещё за “Что это?”, —
громко спросил Кацуичи.

— Если б ты знал, что это
ещё за “Что это?”,
то тема бы не называлась «Что это?», —
ответила учительница. Вид у неё при
этом был таким серьёзным,
что все не выдержали и расхохотались.

Сегодня Котани-сэнсей проводила открытый урок.
Учителей собралось довольно много.
Они выстроились в шеренгу
вдоль задней стены класса.
Первый раз с начала своей
работы в школе Котани-сэнсей
вела урок в присутствии взрослых людей.
Она очень нервничала — быть такой же невозмутимой,
как Адачи, у неё явно не получалось.

3)

— Пожалуйста, напишите в своих тетрадках:
«Что это?». Теперь пишите:
“Котани-сэнсей внесла в класс большую коробку”.
Написали? Молодцы.
Дальше будете писать сами.

Будете записывать то, о чём вы подумали.

Котани-сэнсей вышла в коридор
и втащила в класс завёрнутую
в белую тряпку картонную коробку
размерами примерно метр на метр.

— Ого, какая коробища! — сказал кто-то из детей.

— Большая, правда? Как вы думаете, что там внутри?

— Телевизор, — крикнул Кацуичи.

— Обогреватель! Вентилятор, —
вслед за Кацуичи начали выкрикивать остальные.

— Отлично, теперь напишите в своих тетрадках,
что, как вам кажется, лежит внутри коробки.
А если вы ещё вдобавок напишете,
почему вам так кажется,
то у вас получится хорошее сочинение.

4)

Дети принялись старательно писать.
Только Тэцудзо не писал.
Он сидел и не отрываясь смотрел на коробку.


— Так. Джунъичи-кун, пожалуйста,
прочти нам, что у тебя получилось.
С самого начала.
Джунъичи встал и прочёл:

— Котани-сэнсей внесла
в класс большую коробку.
Я подумал: “Интересно, что там внутри?”
Все закричали: “Телевизор, обогреватель”
и ещё много чего. Я думаю,
что может быть это и телевизор,
но пословица говорит:
“Поспешишь — людей насмешишь”.
Поэтому я решил написать,
что я не знаю, что лежит в коробке.

Стоявшие у задней стены учителя заулыбались,
кто-то из них хихикнул.
“Джунъичи, как всегда, в своём репертуаре”, —
подумала Котани-сэнсей.

— Хорошо, — сказала она, —
теперь я сниму эту белую тряпку.

Котани-сэнсей развернула тряпку,
и все увидели коробку
из-под цветного телевизора.

— Я же говорил, что это телевизор! —
радостно закричал Кацуичи.

— Записывайте в тетрадку,
что вы подумали.


5)

Котани-сэнсей немного
подождала и вызвала Кацуичи.

— Кацуичи-кун, прочти,
что ты сейчас написал.

— Я же говорил, что это телевизор! —
начал читать Кацуичи. —
Я это понял с самого начала.
Я сразу угадал. Я молодец. —

Дочитав, он с сомнением
посмотрел по сторонам.
Тэцудзо всё так же сидел,
не отрывая глаз от коробки.

— Хорошо, идём дальше.

Котани-сэнсей разорвала картонную коробку.
В ней оказалась ещё одна — из-под мандаринов.
У задней стены послышался приглушённый смех.
Дети зашумели, потом схватились
за карандаши и принялись писать.

— Выходит, что это не телевизор.
Кацуичи-кун, прочтёшь нам,
что ты в этот раз написал? Пожалуйста.

Кацуичи встал и прочёл:

— Котани-сэнсей плохая. Она меня предала.

Теперь учителя смеялись
уже в полный голос.
Орихаши-сэнсей вытирал
навернувшиеся на глаза слёзы.

— Извини, Кацуичи, я не хотела
тебя обидеть.
Постарайся угадать, ладно? —

Котани-сэнсей подошла к мальчику
и погладила его по голове.

6)

— Загляните в коробку, —
сказала Котани-сэнсей и, оторвав крышку,
пронесла коробку по рядам.
То, что лежало в коробке,
было похоже на мандарины,
обёрнутые в газетную бумагу.
Коробка была полна
этими шариками до краев.

— Не верьте ей, это не мандарины! —
закричал Джунъичи.

— Не верьте мне, это не мандарины, —
повторила за ним Котани-сэнсей. —
Посмотрите хорошенько,
подумайте, а потом пишите.

Все сразу стали серьёзными и задумались.
Никто не отвлекался.

“Как они изменились
за несколько месяцев, эти дети”, —
подумал Адачи-сэнсей,
стоявший вместе с другими
учителями у задней стены.

— Так, теперь пусть Мичико-тян
прочтёт нам, что она написала.

— Я подумала: “Наверное, это яблоки”.
Яблоки круглые. Их можно завернуть
в газету, и получатся шарики.
Поэтому я подумала, что это яблоки.
Это точно не мандарины.
Я посмотрела Котани-сэнсей
в глаза и увидела,
что она нас обманывает.


 
7)

Котани-сэнсей развернула
газетные шарики — в них ничего не оказалось.
На дне коробки из-под мандаринов
стояли четыре коробки
из-под пирожных.

Дети снова зашумели.

— Это что, пирожные?

— Ну… — неопределённо ответила Котани-сэнсей.

— А там одинаковое, в этих коробках? —
спросила Тэруе.

— Одинаковое, — сказала Котани-сэнсей и добавила: —
Я немножко нечестно с вами поступила.
Если только смотреть — трудно отгадать,
что лежит внутри. Я была не права.

Давайте теперь послушаем,
как звучит то, что лежит
в этих коробках. Слушайте внимательно.

Котани-сэнсей взяла одну
из коробок и легонько её потрясла.
Внутри что-то зашуршало.
Она проделала то же самое
с остальными тремя коробками.
Звук был одинаковый.

— Я понял, — сказал Такеши.

— Я тоже понял.

— И я поняла, —
послышались отовсюду детские голоса.

— Вот так вот сразу? — спросила учительница.

— Я знаю, что угадал, —
уверенно сказал Такеши, выпятив грудь.

— Ну, тогда пиши в тетрадку.


8)

Котани-сэнсей едва успела это сказать,
как уже весь класс сосредоточенно
заскрипел карандашами.
Урок получился на славу.
Идея с коробкой себя оправдала —
ещё чуть-чуть, и дети,
сами того не замечая,
напишут целое сочинение.
Причём напишут с интересом,
а значит, и результат будет интересный.

— Такеши-кун, читай.

— Сэнсей изо всех сил
пытается нас обмануть.
Но, когда я услышал звук в коробке,
я сразу догадался. И я сказал себе:
“Ура-ура-ура!” Потому что в
этих коробках лежат либо
вкусные печенюшки,
либо конфеты в бумажных фантиках!
Они так шуршат, если потрясти коробку.
За то, что она нас обманывала,
Котани-сэнсей решила угостить
нас конфетами и печеньем.
Она замечательная! Я ужасно рад!

Сзади опять засмеялись.
Котани-сэнсей тоже засмеялась.

— Всё понятно, вы решили,
что я приготовила для вас сладости.

— А что, нет? —
спросил враз погрустневший Такеши.

— Даже и не знаю, что сказать.

— Там ведь сладости, сэнсей?

— Точно сладости! Признавайтесь!

Обстановка накалялась.


9)

А что, если в коробках
не окажется конфет?
Тогда, наверное, дети разорвут
Котани-сэнсей на части.

— Давайте сделаем так:
я вам сейчас дам потрогать
эти коробки, а вы сами решите —
сладости это или нет. Хорошо?

Учительница поделила класс
на четыре группы и каждой
группе выдала по коробке.
Дети по очереди трясли коробки,
кто-то даже пытался их нюхать.

Вдруг один мальчик воскликнул:

— Там что-то есть!

— Ну ты дурак, — сказал ему Такеши. —
Понятно, что там что-то есть.
Это же с самого начала было ясно.

Мальчик, которого звали Хиромичи, сказал:

— Да нет, ты не понимаешь.
Вот послушай. Там внутри что-то шевелится.
Слышишь? Во, снова зашуршало.

— И правда шуршит… —
дети ошарашенно переглядывались.
Они так быстро передавали
коробку по кругу,
что даже не заметили,
что внутри что-то шевелится.

— Это жуки! — радостно сказал кто-то из детей.

— Жуки-олени! Точно!

Да уж, жуки-олени, пожалуй,
будут поинтересней конфет.
Дети были в восторге.
Они записывали что-то в свои
тетрадки и нет-нет да
и поглядывали на стоявшие
на столе коробки из-под пирожных.
Из коробок доносились глухие
постукивания и шуршание.
Настроение у всех было отличное!


10)

После того как стало ясно,
что в коробках находится
что-то живое, Тэцудзо, казалось,
даже перестал дышать.
Котани-сэнсей подумала,
что своим взглядом он
скоро просверлит в картоне дырку.

— Хиромичи-кун, твоя очередь читать.

— Это жуки-олени. Ну пожалуйста,
пожалуйста. Умоляю!
Пусть это будут жуки-олени.
Сэнсей, ну пожалуйста, ну что вам стоит!

— Час от часу не легче, —
сказала Котани-сэнсей. —
Вы только что думали, что это конфеты —
оказалось, что не конфеты.
Теперь вы думаете, что это жуки,
но может быть, вы снова ошибаетесь.

Дети заволновались.
Они с тревогой смотрели
то на учительницу, то на коробки.

— Только не подумайте,
что мне нравится вас мучить.
Это не так. Мы прямо сейчас
откроем коробки, и вы узнаете,
что там лежит.

Дети радостно загалдели.

— Ещё только одно. Скажите мне, что вы сейчас чувствуете?

— Как сердце стучит — быстро-быстро!

— Как будто я сейчас в обморок упаду.

— А я как будто описаюсь сейчас, —
послышались с разных сторон голоса.

— Пожалуйста, запомните это чувство, —
очень серьёзно сказала Котани-сэнсей.

11)

Потом она перерезала ножницами
клейкие ленты, которыми
были обмотаны коробки.

— На счёт три открываем коробки.
Раз-два-три! Открывайте!

Дети, затаив дыхание,
открыли заветные коробки.
По классу пронёсся восторженный возглас —
в коробках копошились
маленькие красные раки.

Котани-сэнсей дала детям
немного пошуметь, потом сказала:

— Каждый из вас получит по одному раку.
Пожалуйста, заботьтесь о нём как следует!

— Ур-ра! — радостно завопил Такеши.

Похоже, Котани-сэнсей
на этот раз удалось избежать расправы.

— Так, а теперь все посмотрите на меня, —
сказала она. — Нам надо сделать ещё одну вещь.
Я уверена, что вы справитесь.
Сегодня вы больше всего волновались
в тот момент, когда открывали коробку.
И ещё в тот момент,
когда вы поняли, что лежит внутри.
Я попрошу вас написать в тетрадках,
что вы почувствовали.
Это будет последняя часть вашего сочинения.
На этом мы закончим урок.

— Хорошо, сэнсей! —
Дети с готовностью принялись писать.



12)

Присутствующие на уроке
учителя восхищённо наблюдали
за происходящим.
Обычно для первоклассника
написать даже самое простое предложение —
задача не из лёгких. А тут учитель говорит:
“Пишите”, — и весь класс хватается
за карандаши и пишет.
Чудеса, да и только.

В дальнем углу класса,
как раз там, где стояли учителя,
лежали стопки детских дневников.
Это были растрёпанные,
кое-где порванные тетрадки,
со следами грязных рук на страницах.
Было видно, что в каждую
такую тетрадку Котани-сэнсей
и её ученики вложили немало труда.

Ота-сэнсей пришёл в класс
до начала занятий и успел немного
полистать эти дневники.
Больше всего его поразила
запись в дневнике мальчика
по имени Сатору.
“Теперь понятно, — отложив тетрадку
в сторону, подумал учитель, —
почему у Котани дети
с такой лёгкостью пишут сочинения”.



13)

“В середине второй трети
я начал вести дневник.
Теперь я встаю очень рано,
чтобы Котани-сэнсей успела проверить,
что я написал. Я не люблю вставать рано.
Когда я только начал вести дневник,
у меня даже не было времени играть.
Сначала я писал очень мало,
потому что не знал, что писать.
Но Котани-сэнсей сказала:
«Постарайся, у тебя получится».
На следующий день я написал
на две строчки больше.
Мне было плохо. Я написал:
«Больше не могу! Ненавижу этот дневник».
Тогда Котани-сэнсей написала мне:
«Сатору-кун, это очень хорошо,
что ты честно написал,
что ненавидишь вести дневник.
Но надо потерпеть,
потому что хотя сейчас тебе тяжело,
зато потом ты не раз ещё подумаешь:
“Как хорошо, что я не бросил свой дневник”.
Надо уметь трудиться.
Это нелегко, но тебе это только
на пользу. Чем больше ты трудишься,
тем умнее становишься.
Писать сочинение очень трудно.
Если я пишу целый вечер,
то у меня иногда даже
зубы начинают болеть.
И так сильно болят,
что я не могу жевать.
Сатору-кун, а у тебя болят зубы,
когда ты пишешь сочинение? Не болят?
Значит, тебе надо больше стараться!»
Когда я не знал, о чём писать,
я выходил из дома и куда-нибудь шёл.
Каждый раз в другое место.
Чем больше я ходил, тем больше
я мог написать. И когда мне становится лень,
я всегда вспоминаю,
что мне написала Котани-сэнсей,
и стараюсь не лениться”.



14)

Котани-сэнсей даже не думала,
что она будет так волноваться.
Краем глаза она заметила,
как Тэцудзо взял карандаш.
Проходя по рядам, учительница
украдкой взглянула на мальчика
и увидела, что тот сосредоточенно
что-то пишет в своей тетрадке.
Сердце чуть не выскочило у неё из груди.
Когда Тэцудзо отложил карандаш,
Котани-сэнсей сказала:

— Ну что, написали?

— Да! — дружно ответили все.

— Так, кого же мне вызвать?

Котани-сэнсей колебалась.
Ей очень хотелось прочитать
сочинение Тэцудзо —
это было первое сочинение,
которое он написал на уроке.
Но она боялась обидеть мальчика —
а вдруг он написал что-то
совсем бессвязное и все
будут над ним смеяться?

Что же делать?

У Котани-сэнсей голова пошла кругом.
Ей вдруг показалось,
что она слышит голос:
“Детям нужно доверять.
Нужно в них верить”.

“Я верю в Тэцудзо!” — подумала Котани-сэнсей.

— Давайте посмотрим, что написал Тэцудзо-тян, —
сказала она и взяла у мальчика тетрадку.
Быстро пробежала глазами то, что он написал, —
как будто прочитала молитву.



15)

“я матрел и матрел и ищо матрел
и матрел в каропку и снова матрел
и атуда палезли эти красныи
мне защипала носу какакда
пьешь газирофку мне защипала серце
я люблю этих красных я люблю катани-сэнсей”

Котани-сэнсей прочла вслух:

— Я смотрел в коробку. Я всё смотрел
в неё и смотрел. И вдруг оттуда
полезли эти красные. У меня защипало в носу.
Так бывает, когда пьёшь газировку.
И у меня защипало в сердце.
Я люблю этих красных,
я люблю Котани-сэнсей.

Когда Котани-сэнсей дошла до слов
“я люблю Котани-сэнсей”,
у неё задрожал голос.
Слёзы уже давно стояли в глазах.
Не в силах больше сдерживаться,
она отвернулась.
Кто-то из детей захлопал в ладоши.
И вот уже со всех сторон
зазвучали аплодисменты.
Они становились всё громче и громче.
Адачи-сэнсей хлопал в ладоши.
Орихаши-сэнсей хлопал в ладоши.
Все хлопали в ладоши.

Класс дрожал от рукоплесканий.
*************************************************
Из книжки про Гугуцэ писателя Спиридона Вангели:
- Ты учился с Ионом Крянгэ, дедушка?

- Чего не было, того не было. Крянгэ-то много постарше меня. Он тогда сам был учителем в Яссах. И вот как-то попал в наши края один из тех, кто у Крянгэ учился. Слово за слово, и вытянули мы из него, как он грамотным стал. История, скажу я тебе, Гугуцэ, просто удивительная.

Приходит, значит, Крянгэ в школу, а под мышкой у него картонная коробка. В коробке буквы, да не простые, а сдобные и к тому же смазанные жжёным сахаром. Вытащит он их из коробки и одну за другой прикрепит булавками к классной доске. Да не просто так, а чтобы сложилось какое-нибудь слово. И вызывает ученика:

"Прочти, - говорит, - только погромче, что у нас тут написано?"

Если ученик читал правильно, Крянгэ разрешал ему выбрать буковку по вкусу и съесть. Съест её малыш, губы оближет, а Крянгэ и говорит:

"Ещё разок прочти, что написано на доске, да смотри не забудь и ту буковку, какую ты сейчас съел".

Передать тебе не могу, до чего вкусны были буковки Иона Крянгэ. Дети, они сластёны, век бы стояли у доски, где такие слова написаны. Ион Крянгэ, понимаешь ли, сам был бедняком. Гол как сокол, а ведь каждый вечер пёк свои сладости на целую ораву детей.

- Вот бы мне съесть такую букву, дедушка!

Дедушка наморщил лоб:

- Поищи в горнице, может, где-нибудь и залежалась баранка Иона Крянгэ.

Гугуцэ пошарил за фотографиями, за ковриками, вытащил сухой базилик из-за потолочной балки - никаких баранок. Мыши, должно быть, сгрызли.

Когда опять к ним пришёл дедушка, Гугуцэ спросил:

- Где же буковки Иона Крянгэ? Ты, наверное, пошутил, дедушка?

Дедушка взял его за руку, повёл в горницу и снял с полки книжку:

- Вот они где, милый ты мой Гугуцэ, вкусные буковки из печи Иона Крянгэ. Давай-ка отведаем, ну, скажем, вот это: "Козлятушки, ребятушки, отомкнитеся, отворитеся!" Ну как?

Гугуцэ бережно положил книгу за пазуху и сказал:

- Неправда, дедушка, что ты окончил только два класса. Не два, а целых восемьдесят!